VK  YouTube

Он снимался в кино, работал инженером, а теперь тренирует молодёжку «Динамо-Ак Барса»

Дата публикации: 06 июня 2024
Источник: Алмаз Хаиров, Спорт БО
Просмотров: 1654

Денис Матвеев 18 лет назад начал свою тренерскую карьеру ещё в «Казаночке», затем долгие годы был помощником Ришата Гилязутдинова в «Динамо-Ак Барсе», а с прошлого сезона возглавляет вторую команду, которую привёл к победе в молодёжной лиге.

Но это лишь казанская часть богатой биографии 46-летнего российского специалиста, который не только работал в суперлиге с «Сахалином» и «Метаром», а также возглавлял сборную Беларуси, но и пробовал себя в других профессиях.

В интервью «БО Спорт» Матвеев рассказал, как попал на Олимпиаду-2008, вспомнил золотую казанскую команду с Екатериной Гамовой и объяснил особенности работы с молодёжью.

«Работал в Москве на японских «разборках»

– Денис Владиславович, говорят, что вы раньше снимались в кино?

– В основном это были массовки или эпизодические роли. Например, я сыграл русского солдата в фильме «Я остаюсь», который вышел в 2006 году. Это картина стала последней для известного актёра Андрея Краско. Дали охолощенный пистолет, нужно было правильно пройти перед камерой. Потом снимался в Останкино у Леонида Каневского в передаче «Следствие вели…». Эпизодически разыгрывали там всякие криминальные сцены.

– Как вы вообще оказались в этой индустрии?
– Легче, чем многим кажется. Искал в Москве работу, шёл по подземному переходу и там снимали фильм. Я сначала наблюдал как обычный зевака, а потом решил узнать, как самому можно стать частью этого процесса. Мне дали два-три телефона координаторов массовки. Позвонил, меня пригласили на «Мосфильм». Было очень интересно изнутри узнать, как снимают фильмы, почувствовать себя настоящим актёром. Я провёл фотосессию, создал портфолио. Если подходил типаж, звали на съёмки. Понятно, что гонорары у массовки были маленькие, но в те времена я брался за разную работы и подработки, чтобы прокормить семью.

– Например?
– Работал в Москве на японских «разборках». Автомобили приезжали из Японии в морских контейнерах, распиленные пополам. Так делали, чтобы не платить пошлину за растаможивание. Эти старые машины разбирались в России на запчасти до последней гайки.

– Почему вы вообще решили уехать из Беларуси в Москву?
– Я рано завершил игровую карьеру из-за травмы. После этого получил техническое образование, устроился в «Белтрансгаз», где пять лет проработал инженером автоматизации производства. Наверное, можно было там и 40, и 50 лет спокойно проработать. Вроде и проявлял себя неплохо. Но это не доставляло мне удовольствия, внутренне угнетало. Поэтому решил поискать счастья в России.

– И ведь получилось.
– Не знаю, как бы всё сложилось, если бы в 2006 году не встретил в Москве Петра Ивановича Хилько, у которого в своё время играл в «Западном Буге». Он тогда вывел «Казаночку» в суперлигу и уже провёл с командой один сезон в элите. Ему нужен был тренер-статистик. Они тогда только начинали появляться в российском волейболе. Он сказал, если я быстро освою программу Data Volley, то возьмёт меня в штаб.

Тогда как раз проводились курсы для статистиков во дворце спорта «Динамо» на улице Лавочкина. Итальянские специалисты знакомили нас с аналитикой, объясняли, что к чему и обучали во время матчей мужской Мировой лиги между Россией и Францией. Я быстро схватывал, с головой погрузился в мир статистики и аналитики.

– Настолько, что уже в 2008 году оказались на Олимпиаде.
– Да, всё развивалось стремительно. Я был счастлив, что вернулся в любимый волейбол. От этой работы получал удовольствие. Наверное, поэтому многое получалось. Евгений Сивков пригласил меня в казахстанский клуб «Рахат», а затем и в сборную Казахстана, которая тогда была на пике. Все волейболистки были опытные, поигравшие в заграничных клубах.

До сих пор помню олимпийскую квалификацию в Токио. Она была тяжелой и психологически, и физически. Семь матчей подряд, плюс матчи конкурентов. Только разобрал одного соперника, нужно браться за другого. Сна практически не было, я был полностью истощен, реально оставил там здоровье. Был невероятно рад, что эта работа не оказалась напрасной – мы попали на Олимпиаду в Пекин.

– Воспоминания на всю жизнь?
– Конечно! Туда уже приехали как на праздник, была эйфория. Ты идёшь по олимпийской деревне, а рядом сплошь звёзды, которых ты раньше видел только по телевизору. Я первым делом познакомился с земляком Владимиром Алекно, который тогда возглавлял сборную России. Он же родом из Полоцка Витебской области, а я из самого Витебска. Ещё сфотографировался с сербским теннисистом Новаком Джоковичем, который потом стал первой ракеткой мира.

– А за миром кино продолжаете следить?
– Да, я считаю себя киноманом. Больше всего нравится детективный жанр, в том числе с элементами мистики. Например, сейчас смотрю сериал «Территория» с Андреем Мерзликиным. Помню, в своё время был в восторге от первого сезона «Настоящего детектива». Ещё всякие фильмы про выживание люблю.

«Побрился налысо, когда вышли в «Финал четырёх» Лиги чемпионов»

– Во второй раз вы пришли в Казань уже при Ришате Гилязутдинове и в качестве старшего тренера застали золотые годы «Динамо» – пять подряд чемпионств, победа в Лиге чемпионов и на клубном чемпионате мира.
– Это была потрясающая команда! Сплоченная, сильная духом. В составе были игроки топ-уровня и у всех было только одно желание – побеждать. Капитан и лидер Маша Бородакова держала команду в кулаке. Она никому не давала расслабиться. Если что-то шло не по плану, всегда находила нужные слова для девчонок. Она была максимально хороша в роли капитана. Катя Кабешова была объединительной силой. Она могла накрыть всю команду таким душевным покрывалом, в зародыше подавить какой-нибудь негатив. Женя Старцева была мозгом команды и связующим звеном между тренерами и командой.

Иностранные волейболистки у нас тоже были крутые. Итальянка Антонелла дель Коре была настоящим пахарем. Она выполняла огромный объём той самой невидимой грязной работы: подтащит в защите, подстрахует, максимально комфортно доведёт мяч до связки. Американка Джордан Ларсон стабилизировала всю игру, была хороша во всех элементах. Все выкладывались и гармонично смотрелись вместе, в коллективе была отличная «химия». С Екатериной Гамовой всё понятно. Ей доставались самые важные и ключевые мячи. И обычно она решала концовки партий и матчей, за что и получила прозвище Game Over.

– Расскажите какую-нибудь историю, связанную с Гамовой...
– Есть одна. В 2012 году Баку заранее взял на себя организацию «Финала четырёх» Лиги чемпионов. «Азеррейл» тогда был силён и, естественно, рассчитывал сыграть в домашнем турнире. Мы сошлись в четвертьфинале. «Динамо» выиграло дома 3:1, но нам дали понять, что в ответном матче «открутят голову». Помню, ехали вместе в лифте в отеле, и я говорю Кате: «Если пройдём, побреюсь налысо». Она говорит: «Ну, готовь бритву». При этом трибуны, судейство – всё было против нас. В итоге в гостях проиграли 0:3, но сумели выиграть «золотой сет». Казань в дебютном сезоне в Лиге чемпионов вышла в «Финал четырёх», который прошёл в Баку без команды-хозяйки.

– Сдержали слово?
– Конечно! Пришёл на завтрак лысый под общий смех – поднял всем и без того прекрасное настроение.

– Кто в том звёздной команде был самым работоспособным?
– Они все серьёзно работали, пытались не отставать друг от друга. Я затрудняюсь кого-то выделить из тех уже состоявшихся волейболисток. А вот из молодых, которых я видел в системе клуба, отмечу Ирину Воронкову. Она фанат работы, её из зала надо было выгонять. Она всегда работала с большим желанием, настойчивостью, даже с упрямством. Это и помогло ей дорасти до уровня звезды европейского волейбола, попасть в турецкий топ-клуб.

– С Гилязутдиновым поддерживаете отношения?
– Конечно. Столько лет совместной работы позади. Это было бы невозможно без доверия друг другу, взаимоуважения и хорошего взаимопонимания. Всё это не может бесследно исчезнуть. Поэтому держим связь, обсуждаем новости и тенденции в волейболе. Недавно в Маниле женская сборная Казахстана под его руководством проиграла Вьетнаму в финале азиатского Кубка вызова.

– В Казани у вас всё было хорошо и благополучно. Почему ушли в 2016-м?
– Ришат Сиразутдинович мне и до этого уже говорил, что я вырос и готов к самостоятельной работе. Я это и сам понимал, но не хотел уходить в никуда. Искал какой-нибудь интересный проект, где дадут время построить команду, где будет право на ошибку. Но ничего подобного не было или просто мне не хватало решительности.

В итоге в 2016-м Гилязутдинов мягкой силой обозначил, что мне действительно пора. Он взял помощником Александра Перепёлкина и сказал, что в новом сезоне я буду третьим тренером. Это стало катализатором более активных действий с моей стороны. В итоге нашёлся вариант в Казахстане. Я стал главным тренером «Алтая-2» и молодёжной сборной U23.

«Был разочарован, когда в сборной Беларуси сняли перед Евро»

– Потом вы стали главным тренером уже в российской суперлиге, возглавив «Сахалин».

– Редкая история, когда из Казахстана тренера зовут в Россию, тем более без опыта работы главным тренером в суперлиге. Для меня это был большой риск, но я решился на него, подумав, что такой шанс нельзя упускать. При этом оставить Казахстан было морально непросто. Во-первых, у меня был ещё год контракта. Во-вторых, девочки уже ко мне привыкли и результаты были хорошие. В общем, я уходил с противоречивыми чувствами.

Наверное, это было одно из самых сложных решений в жизни. В том числе потому, что мне предстояло зайти в команду, которую создавал другой тренер – Константин Приходько. Раньше у меня не было опыта кризисного менеджера, не принимал команду по ходу сезона, поэтому сильно переживал. Интересно, что моя карьера в «Сахалине» вообще могла ограничиться лишь одним матчем.

Изначально мне дали контракт только до конца месяца. А 28 декабря был матч с краснодарским «Динамо». Было условие, что если я его выигрываю, то со мной продлевают контракт до конца сезона. Выиграли 3:2, затем обыграли «Метар» и задача попадания в плей-офф была выполнена. Это был огромный опыт работы под давлением.

– Как вы переносили перелёты в Южно-Сахалинск и обратно?
– Это сложно и к этому сложно привыкнуть. Ты прилетаешь на Дальний Восток, и первые три дня идёт акклиматизация. Только входишь в ритм, как нужно обратно лететь в европейскую часть России. Организм опять на стрессе, не успевая перестраиваться за твоими биологическими ритмами. Накапливается усталость и в один прекрасный момент тебя просто накрывает. Через три недели или месяц ты перестаешь понимать, что происходит, ходишь потерянный. Мне кажется, это как сбой компьютерной программы, когда на экране без остановки появляется слово «ошибка». Я это ощутил на себе и видел такие вещи у игроков. И это сложно как-то купировать. Приходилось мириться с тем, что  волейболистка, угодившая в такую яму в день матча, уже не покажет своего реального уровня игры.

– Когда вы в 2020 году уходили из челябинского «Метара», сказали, что «пришлось работать в нелёгких условиях конфликта интересов в руководстве клуба». Что это значит?
– Не хочется всё это ворошить. Но если тезисно, то в клубе шла борьба за власть. Прежнего директора клуба Владимира Пахомова, который меня и пригласил, пытались сместить. В итоге в декабре его заменил Виталий Носов. Пока шла административная война, мы пять месяцев не получали зарплату. Разумеется, это отражалось и на атмосфере в команде, и на уровне самоотдачи игроков. Но самое важное – на составе.

Несколько игроков с семьями наелись постоянными «завтраками» и уехали. Это Татьяна Маркевич и Анна Калиновская. За ними ушла и Ксения Купряшкина, которая тогда была ещё Смирновой. Её в «Уралочку» перехватил Николай Васильевич Карполь. Минус три игрока стартового состава. При этом заявили, что задача сохраняется, мол, проявляй свой тренерский гений. В итоге мы заняли 11-е место. Не снимаю своей вины за результат, но это была уже не та команда, которую мы собирали и готовили к сезону. Наверное, поэтому я тогда выразился в таком ключе.

– «Моя родина сделала правильный выбор», – сказал Николай Карполь, когда вы в 2019 году возглавили сборную Беларуси. Должно быть, было очень приятно такое услышать?
– Безусловно, поддержка личности такого масштаба воодушевила, но при этом добавила дополнительной ответственности.

– Работа со сборной Беларуси пока что пик вашей карьеры?
– Это стало бы пиком, если бы повёз команду на Евро-2021. Я вывел команду на этот турнир, но после этого в федерации решили передать сборную другому тренеру. Поэтому осталось чувство недоделанной работы, определенное разочарование.

– А почему вас сняли после выполнения задачи?
– Этого решения руководства федерации многие не поняли. Мне начали говорить, что у меня недостаточно опыта для большого турнира. То есть для выведения команды на Евро опыта хватило, а чтобы дальше играть этой же командой – нет. Всё это звучало смешно и глупо. Им просто хотелось назначить Станислава Саликова. Его «Минчанка» провела отличный сезон, заняв 5-е место в чемпионате России. В федерации решили: раз «Минчанка» базовый клуб сборной, девочкам будет комфортнее и дальше работать с этим тренером.

– Вы после этого два сезона работали в Беларуси с мужским клубом «Марко-ВГТУ». Мужской и женский волейбол – разные виды спорта?
– Совершенно точно. Мужчины и женщины мыслят совершенно по-разному, физические возможности у них тоже сильно различаются. Сравнивать мужской и женский волейбол вообще некорректно. Женщины – вообще другие создания, они живут в других психологических реалиях, они иначе устроены.

«В Казани подготовка игроков включает прививание психологии победителей»

– В 2022 году произошло ваше третье пришествие в Казань. Почему решили вновь возобновить сотрудничество с Гилязутдиновым?

– После сборной Беларуси я находился в состоянии неопределенности, непонимания куда двигаться дальше. В этой ситуации Ришат Сиразутдинович и менеджеры «Динамо-Ак Барса» меня поддержали, вновь взяли в штаб. Сначала я был в основной команде, а потом возглавил молодёжную команду.

– Быть главным тренером молодёжной команды лучше, чем помощником в команде суперлиги?
– Не знаю, лучше или хуже, это совершенно разные вещи. Помощник выполняет определенный объём работы, даёт советы и подсказки, но вся ответственность всё равно лежит на главном тренере. Это твой проект, от твоих решений зависит не только твоя судьба, но и судьба игроков, команды. Конечно, это сложнее, но и намного интереснее. После опыта работы главным тренером хотелось вернуться к этому.

– Но теперь вы работаете с молодыми и ещё не до конца сформировавшимися игроками...
– Мне нравится. Это уникальный опыт. Сложность в том, что девочки у нас в команде разного возраста – от 14 до 19 лет. Понятно, что самые юные ещё глазками хлопают, не всегда понимают, что от них хотят. А девочкам постарше этот мир уже абсолютно понятен. Приятно помогать молодым игрокам развиваться, видеть их прогресс.

– В минувшем сезоне «Динамо-Ак Барс-УОР» выиграл чемпионат и стал финалистом Кубка молодёжной лиги. Насколько для клуба важны результаты молодёжки?
– Понятно, что приоритет молодёжной команды – подготовка кадров для главной команды, которая включает в себя прививание психологии победителей. У любого спортсмена должно быть желанием стать первым и лучшим. Поэтому мы настраиваем девочек выкладываться в каждом матче, в каждом турнире стремиться к победе, к призовым местам. В режиме максимальной самоотдачи и борьбы за результат и происходит рост. При этом, конечно, важно держать баланс и не перегружать молодых игроков. Мы следим за этим.

– Уже известно, что Анна Асташина и Жанна Шелепенькина продолжат карьеру в суперлиге. Кто ещё из ваших игроков в ближайшие годы может перебраться в элитный дивизион?
– В первую очередь хочу похвалить Анну и Жанну. Они своим трудом и своей любовью к волейболу заслужили повышение. Камилла Реброва уже привлекалась в главную команду. У нас много перспективных девочек, которые обязательно добьются успеха, если продолжат усердно работать. Валерия Борисова у нас раскрылась в этом году как диагональная. Если будет продолжать в том же духе, имеет хорошие шансы стать топовым игроком. 15-летняя Елизавета Мухортова очень ярко проявила себя в минувшем сезоне. Одна из самых молодых игроков команды на протяжении всего чемпионата была надёжна и стабильна. У неё очень серьёзный потенциал. Верим, что хорошее будущее ждёт и нашу либеро Стефанию Смирнову. В межсезонье наш состав обновится, появятся новые интересные девочки. Будем работать, раскрывать и развивать их.

– Как часто Зоран Терзичем интересуется делами молодёжной команды?
– У нас есть контакт. После нашей победы в чемпионате, он позвонил, поздравил. Он поддержал нас, на время решающих матчей, отправив к нам несколько своих игроков. Периодически я прихожу на тренировки главной команды, наблюдаю за процессом. В эти моменты и общаемся. Я даю характеристики игрокам, предлагаю пригласить их на просмотр. Думаю, несколько игроков молодёжки обязательно пройдут летние сборы с основой. Это мотивация для девчонок.

– Сложно ли вам понять молодых игроков?
–  Я пытаюсь их понять, но это бесконечный процесс. Они постоянно растут, взрослеют. Вместе с этим меняются их мысли, взгляды, расширяется кругозор. Иногда кажется, что ты подобрал ключи к молодому игроку, но через год это может быть уже совершенно другой человек. Сейчас прохожу очередные курсы спортивной психологии и нахожу для себя ответы.

«У многих молодых игроков основная мотивация – деньги»

– О чём сейчас мечтают молодые волейболистки? Какая у них мотивация?

– Мы проводили подобное исследование. И были разные ответы. Кому-то волейбол приносит истинное удовольствие – они не представляют свою жизнь без него, поэтому полностью отдаются делу. У кого-то из девочек есть спортивные кумиры, которыми они восхищаются. Ими движет желание повторить их успех. Один из двигателей – деньги. Много кто в качестве мотивации написал «хочу зарабатывать хорошие деньги». Как мне кажется, любовь к волейболу, желание саморазвиваться и познавать новое – вот три ключевых аспекта внутренней мотивации для долгой и успешной карьеры.

– Вам интересно, чем занимаются ваши игроки вне спортивного зала? Вы интересуетесь их жизнью?
– Конечно. Родители доверяют нам своих детей, и мы берём на себя ответственность на весь период нахождения девочек с нами. Заходим в жилой  комплекс училища, проверяем кто чем занимается. Мы эти вещи контролируем, чтобы знать, чем живёт ребёнок, чем увлекается. Это важная составляющая нашей работы. В молодежной команде тренер это и педагог, и воспитатель, и человек, который в некоторые моменты заменяет им родителей. Иногда вместе выбираемся на тимбилдинг. Как-то выбрались на пикник на природу. Мариам Уразбахтина сыграла для всех на саксофоне – узнали, что музыка её второе увлечение.

– Как часто приходиться общаться с родителями игроков?
– В основном на турах. Они приезжают, поддерживают своих детей. Всё индивидуально. У одних родителей больше вопросов, у других – меньше. Иногда мы сами можем связаться с родителями, если видим, что с ребёнком что-то не так в последнее время, чтобы выяснить суть проблемы.

– В вашем штабе звёздные в прошлом игроки – Андрей Егорчев и Юлия Бубнова. За что они отвечают?
– Егорчев здорово помогает в работе с мячами. Как топовый в прошлом центральный он особое внимание, разумеется, уделяет блокированию. Юлия Ивановна, лучше зная психологию девочек, контролирует моральное состояние игроков, их поведение, внутреннюю и бытовую дисциплину. Они очень качественно делают свою работу. Хочу отметить и Егора Фуфлыгина. Он проделал большой объём работы, совмещая функции и старшего тренера, и тренера по физической подготовке. Фактически две позиции закрывает и Азат Бабакулыев – он и доктор, и массажист. Благодарю весь свой штаб за отличную работу. Думаю, у нас сформировался хороший симбиоз.

– Вы строгий тренер или тот, который пытается убедить, а не заставить?
– Мне кажется, если тренер хочет подготовить крутого игрока и крутую команду, всё равно будет тот момент, когда придётся требовать. Заставлять показывать не 100 процентов, а 120. Например, момент, когда спортсмен уже физически не может, но нужно перешагнуть через себя, вытягивать на морально-волевых. Вряд ли в долгосрочной перспективе можно добиться успеха, если в тяжёлые моменты говорит: «Не парься, не получилось, ну и бог с ним». Я стараюсь быть требовательным и справедливым. И завоевать доверие молодых игроков. Если оно есть, то можно горы свернуть.

ДОСЬЕ «БО Спорт»: Денис МАТВЕЕВ

Дата рождения: 10 декабря 1977 года
Место рождения: Витебск

Игровая карьера: «Западный Буг» (Брест) – 1995–1998; Орша – 1998/99; «Шахтоспецстрой» (Солигорск) – 1999–2021.
Карьера тренера-статистика и аналитика: «Казаночка» – 2006/07; «Рахат» (Алматы) – 2007/08, мужская сборная Казахстана – 2008–2010; «Динамо» (Краснодар) – 2010/11; студенческая сборная России – 2010–2011; «Динамо-Казань» – 2011/12, 2022/23.

Карьера старшего тренера: женская сборная Казахстана – 2007–2008; «Надежда» (Серпухов) – 2008/09; «Динамо-Казань» – 2012–2016.

Карьера главного тренера: «Надежда» (Серпухов) – 2009/10; «Алтай-2» (Усть-Каменогорск) – 2016/17; сборная Казахстана U23 – 2016–2017; «Сахалин» (Южно-Сахалинск) – 2017/18; 2018/19; «Динамо-Метар» (Челябинск) – 2019/20; сборная Беларуси – 2019–2021; «Марко-ВГТУ» (Витебск) – 2020–2022; «Динамо-Ак Барс-УОР» – с сезона 2022/23.

Достижения в качестве игрока: чемпион Беларуси среди юношей (1990, 1991, 1992), бронзовый призёр чемпионата Белоруссии (1997).

Главные достижения в качестве тренера: победитель Лиги чемпионов (2014), победитель клубного чемпионата мира (2014), чемпион России (2012–2015), обладатель Кубка России (2012), обладатель Суперкубка России (2022), бронзовый призёр Всемирной Универсиады (2011), обладатель Кубка Казахстана (2007), чемпион Казахстана (2008), победитель национальной лиги Казахстана U23 (2017), победитель молодёжной лиги (2024).