VK  Facebook  Twitter  Instagram  YouTube

Миссия: попасть на Олимпиаду в 17 лет. Арина Федоровцева — надежда российского волейбола

Дата публикации: 19 августа 2020
Источник: Владимир Иванов, Спорт-Экспресс
Просмотров: 896
Восходящая звезда — дочь олимпийского чемпиона по академической гребле Сергея Федоровцева.
 
Арина Федоровцева — одна из главных надежд российского волейбола. К своим 16 годам она — чемпионка России и обладательница Кубка страны в составе казанского «Динамо-Ак Барс». В суперлиге дебютировала в 15 — и в первой же игре настреляла 28 очков. Этим летом была вызвана Серджио Бузато во взрослую сборную, правда, сбор из-за пандемии отменился. Сейчас она в составе своего клуба готовится к «Кубку губернатора Калининградской области», который пройдет на следующей неделе. Там и увидим ее в деле.
 
Самый запоминающийся матч
 
— Давайте вспомним ваш первый матч в Суперлиге. Как умудрились набрать 28 очков?
— Мы летали на Сахалин молодежной командой, а в ней я была капитаном и лидером, поэтому мне доверяли так много атак.
 
— Но ведь «Сахалин» играл основой. Там взрослые игроки, некоторым под 30 лет. Это другие скорости, другая сила удара.
— На самом деле, сыграл азарт. Очень хотелось показать себя. Плюс на нас ничего не давило. Мы чувствовали, что можем бороться — и просто играли в удовольствие. Даже выиграть могли! («Сахалин» в итоге победил — 3:2. — Прим. «СЭ»)
 
— С декабря и до конца сезона вы играли за Казань регулярно. Тяжело адаптироваться к взрослому волейболу?
— Для меня всё шло гладко. Наоборот, было очень интересно. Плюс у нас в команде отличный микроклимат, из-за чего я чувствовала себя очень комфортно. Страха, если честно, не было вообще. Только огромное желание доказать: я могу!
 
— Самый запоминающийся матч прошедшего сезона?
— Наверное, с «Сахалином». Но не когда мы играли молодежкой, а декабрьский, со взрослыми. Это первая полноценная игра в Суперлиге.
 
— Суперлига и Молодежная лига — это небо и земля?
— Молодежная лига сейчас сильно омолодилась. И разница с Суперлигой теперь ощутимая. Но когда я была в молодежке первый год, там выступали девчонки до 21 года. Конечно, на фоне 14-летних они выделялись. Так что у меня было время закалиться. Что касается различий, то главное в том, что в Суперлиге команды играют осмысленнее. Больше тактики, продуманности. В молодежке, можно сказать, детский волейбол. Разбора соперника и длительной подготовки к нему там нет.
 
— Многие футболисты засыпают на тактических разборах.
— А мне нравится! Я все понимаю и это очень интересно. Сначала переносим все в тренировочный процесс, потом на игру. Это же серьезная работа.
 
Закончить школу с золотой медалью
 
— Изначально вы занимались плаванием. Получалось?
— На самом деле, довольно неплохо. Но почему-то было ощущение, что это не мое. Вот в волейболе я сразу почувствовала совсем другое желание, меня тянуло на тренировки. В плавании результаты шли, но от самого процесса я не кайфовала.
 
— Сколько вам было, когда перешли в волейбол?
— 10. Я пришла в команду, где девочки уже много чего умели. Но благодаря базе, которую я получила в плавании, удалось догнать остальных. Причем достаточно быстро. Видимо, есть у меня какая-то предрасположенность к волейболу. Все получалось, а от этого хотелось тренироваться еще больше.
 
— Вы учитесь на одни «пятерки». Нетипичная история для спортсменов.
— Мне родители сразу объяснили одно простое правило: учиться хорошо гораздо легче, чем плохо. И я как-то вошла в эту волну. Мне нравится. Нет такого, что я ночами сижу над книгами и зубрю какие-то правила. Мне это достаточно легко дается.
 
— Любимый предмет?
— Математика. Люблю точные науки.
 
— Впереди 11-й класс. Принципиально закончить школу с золотой медалью?
— Безусловно, хотелось бы. И я буду максимально стараться. Но основная цель сейчас — волейбол. Приносить его в жертву учебе не собираюсь.
 
Токио-2021
 
— Против кого из блокирующих вам было тяжелее всего?
— Самый проблемный блокирующий для меня, наверное, Ирина Королева.
 
— Три лучших диагональных в истории?
— Тияна Бошкович, Екатерина Гамова и Шейла из Бразилии.
 
— Правильно понимаю, что ваш главный конкурент в Казани — Саманта Фабрис?
— А нет какого-то одного человека. Я же могу не только в диагонали сыграть, но и в доигровке. Мне нравится принимать, и я комфортно чувствую себя на обеих позициях. Так что конкуренция у нас идет между всеми нападающими.
 
— Вы попали в списки сборной на летние сборы. Как это восприняли?
— Было очень приятно, неожиданно и, не буду скрывать, лестно. Но это первые эмоции. А дальше начала думать о том, как нужно проявлять себя, над чем необходимо подумать. В голове появились новые ориентиры и цели. Хочется прикладывать все больше и больше усилий. Так что меня эта новость только вдохновила.
 
— Новые ориентиры — это Олимпийские игры-2021?
— Это одна из моих целей. Год для молодого игрока достаточно большой срок, чтобы прибавить, устранить пробелы, которые видны на фоне старших, подтянуть тактику. Если обобщить все, то сезон — серьезный отрезок, чтобы набраться опыта. Наша команда будет играть в Лиге чемпионов, это международный уровень. Так что цель — реальная.
 
— Но для этого вам нужно плотно играть в основе «Динамо-Ак Барс».
— Ну да.
 
— На вас и других молодых девчонок возлагают большие надежды. Многие говорят о том, что ваше поколение должно вернуть женский волейбол на топ-уровень. Это сильно давит?
— Это присутствует, но не так сильно давит. Потому что мы хотим ровно того же. Мы не сидим без дела и просто слушаем, как на нас надеются. Мы тренируемся и вкладываемся в свою мечту каждый день.
 
«Арину никто не форсировал, она просто отдается делу — и у нее получается»

А вот что думает о стремительном прогрессе своей дочери олимпийский чемпион и двукратный чемпион Европы по академической гребле Сергей Федоровцев:
 
— Ваша дочь Арина. Почему волейбол, а не гребля?
— Самому интересно. Она долго ходила на плавание, но как-то попробовала волейбол — и ей понравилось. Мы никого из детей не заставляли чем-то заниматься, но все — спортсмены. Мария, средняя дочь, безумно фанатеет от художественной гимнастики. Сейчас она на сборах со сборной России.
 
— Арина дебютировала в Суперлиге в 15 лет. Это же очень рано.
— Согласен. Но ее подготовку никто не форсировал. Она просто отдается делу — и у нее получается. Мы сами не рассчитывали, что так будет. Но тренер поверил в нее — и дал шанс. Ничего плохого в этом не вижу. Специалисты говорят, что она — талант. Что у нее хорошие данные, отличное игровое мышление. Я не профессиональный эксперт, но, если ее вызывают в сборную, значит, главному тренеру Серджио Бузато она тоже приглянулась. Это здорово. Арина действительно очень ответственно подходит к тренировкам и не по годам серьезно смотрит на жизнь. Она, например, учится на одни «пятерки». Человек четко знает, чего хочет от жизни.
 
— С учетом того, что Олимпиаду перенесли на год, повышается вероятность, что представитель от вашей семьи на Играх в Токио все-таки будет.
— Ха-ха. Все возможно. Жизнь непредсказуема — чего только этот год стоит. Но если получится — будет здорово. Я за последние годы очень полюбил волейбол. Во время пандемии Арина занималась у меня в зале. Мы и игровые упражнения делали. До ее уровня не дотягиваю, но хотя бы мячи накидывал.
 
Антирекорд на последнем чемпионате мира
 
— Видел новости, что вы даже возвращение в греблю не исключаете.
— Было такое, но я все-таки решил: как спортсмен в греблю уже не вернусь. Моя спортивная карьера закончена.
 
— Почему?
— Причин масса. И возраст уже, и время такое непонятное. Возвращаться, чтобы быть лучшим в России — неинтересно. Если выигрывать, то что-то серьезное, но нет ощущения, что все сложится.
 
— Все помнят невероятную победу вашей четверки в Афинах-2004. После этого про академическую греблю ничего не слышно. Что с ней происходит в России?
— Был спад, а в прошлом году все еще усугубилось. На чемпионате мира установили антирекорд — мы не завоевали ни одной олимпийской лицензии в Токио. Я не про медали говорю, про лицензии! Их еще можно добрать на квалификационных турнирах, но в целом картина печальная. Для меня это странно. На Олимпиаде разыгрывается целых 14 комплектов медалей.
 
— Ничего у нас не делается?
— Деньги выделяются. Какая-то работа идет, я не хочу обидеть нынешнее руководство. Но нужны кардинальные изменения. Необходима строжайшая дисциплина, четкое долгосрочное планирование. Грубо говоря, нельзя тренироваться раз в три дня — и выиграть Олимпийские игры. Работа должна вестись ежечасная, нужно вкладываться в популяризацию.
 
— Насколько вам интересно было бы этим заниматься?
— Мне было бы интересно. И я вижу, что можно сделать.
 
— Но...
— С нынешней федерацией, к сожалению, у нас нет никаких контактов. Сам я навязываться не хочу. Но сильно переживаю за наш вид спорта. Не должно быть такого, когда многие вообще не знают, что такое академическая гребля.
 
— Самый популярный гребец страны — Дмитрий Губерниев?
— После меня (смеется). На самом деле, Дима очень много сил прикладывает для популяризации гребли, пробивает трансляции. Он всегда пропагандирует наш вид спорта, с гордостью говорит, что занимался греблей, но усилий только с его стороны — недостаточно. Комментирует он, конечно, великолепно. Так же хочу отменить Николая Саприна, с которым мы вели репортажи по плаванию на «Евроспорте» — я был в восторге от работы с ним.
 
— В России сейчас вообще есть молодежь, которая способна на большие дела в академической гребле?
— Конечно! Вот в парной группе — замечательные ребята. Физически они сильнее нашей четверки, с которой мы выиграли в Афинах. На голову сильнее! Но реализоваться они не могут. Мускулы накачали, но нужна еще психологическая подготовка. И с этим абсолютно реально работать.